Жизнь

«Коммерсант»: суть предъявленных Сафронову обвинений останется тайной еще как минимум год

Следователи ФСБ категорически отказались прояснить хотя бы часть обвинений, предъявленных советнику главы Роскосмоса, бывшему журналисту «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивану Сафронову, которому вменяется сотрудничество с чешской разведкой в интересах США. В ФСБ считают, что уже известной информации «достаточно для восприятия», а детали намерены сообщить адвокатам лишь после окончания расследования, то есть примерно через год-полтора, пишет «Коммерсант».

Защита подала ходатайство следователю еще две недели назад на основе вопросов, сформулированных самим Сафроновым после официального предъявления обвинения и допроса. В частности, экс-журналист и его защита хотели прояснить, при каких обстоятельствах он был привлечен к сотрудничеству чешской разведкой, к выполнению каких именно заданий приступил после этого и от кого именно получил задание собрать и передать информацию о военно-техническом сотрудничестве РФ со странами Африки и о деятельности ВС РФ на Ближнем Востоке.

Также их интересовало, какие сведения Сафронов якобы собрал, в какой форме, когда, где и при каких обстоятельствах; в какой из дней 2017 года передал их, кому именно и с помощью каких средств связи и какими именно корыстными мотивами Сафронов руководствовался, по мнению следствия, при сборе этих данных.

По словам адвоката Ивана Павлова, «фактически нам отказали во всем». Следователь по особо важным делам СУ ФСБ подполковник юстиции Александр Чабан посчитал, что под предлогом разъяснения сути обвинения фигурант и его адвокаты попытались раскрыть данные предварительного следствия.

Чабан заявил, что постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого соответствует закону и кратко упомянул, что бывший журналист был «привлечен к негласному сотрудничеству представителем иностранного государства — разведывательной службы Чешской Республики — управления по связям с заграницей и информацией, подконтрольной спецслужбам США, после чего приступил к выполнению заданий данной разведки».

Как именно он «был привлечен», перечень заданий и размер якобы выплаченного Сафронову вознаграждения» подполковник Чабан сообщить отказался, пояснив, что эта информация содержится в материалах уголовного дела, а ознакомиться с ней будет можно только после окончания расследования. Говоря о способах предполагаемых связей журналиста с заказчиками, следователь заявил, что Сафронов использовал «программные и технические средства обмена информацией, что свидетельствует об их цифровом формате».

Отдельно Сафронова интересовало, что именно изучали специалисты Института криминалистики ФСБ, заключение которых от 18 мая приложено к уголовному делу, какие именно публикации журналиста были исследованы при подготовке заключения, анализировались ли анонимные статьи, заметки других авторов и за какой период.

Чабан ответил, что, согласно заключению автороведческого исследования Института криминалистики ФСБ, собранные и переданные Сафроновым сведения не публиковались в СМИ, в том числе на сайтах «Коммерсанта» и «Ведомостей». Следователь подчеркнул, что это подтверждает отсутствие связи между предполагаемой преступной деятельностью Сафронова с его «работой корреспондентом».

В условиях такой секретности полноценно защищать обвиняемого просто невозможно, отметил адвокат Павлов.

На этой неделе стало известно, что следствие предлагало Сафронову досудебную сделку, условием которой была выдача журналистских источников информации. В рамках сделки Сафронов должен был бы признать вину и получить не более двух третей от максимального наказания, то есть 10 лет. Тот отказался это обсуждать. Иван Павлов назвал предложение следствия «оговорочкой по Фрейду»: интерес ФСБ к источникам информации не сообразуется с заявлениями о том, что обвинение в госизмене не связано с журналистской деятельностью Сафронова.

Источник

0

Показать больше

Соответствующие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 3 =


Яндекс.Метрика
Close