Жизнь

Мосгорсуд объяснил приговор по делу Константина Котова его «деструктивным» и «деликтным» поведением

Мосгорсуд объяснил, что «деструктивный характер поведения» активиста Константина Котова «представляет реальную угрозу общественным ценностям». Об этом говорится в мотивировочной части приговора, который получила 20 мая адвокат Котова Мария Эйсмонт. Обезличенная версия приговора также опубликована на сайте суда, но из нее изъяты некоторые существенные детали, пишут «Ведомости».

Котов стал вторым человеком, осужденным по ст. 212.1 Уголовного кодекса, которая позволяет посадить на срок до пяти лет тех, кто более трех раз за полгода был административно наказан за нарушение правил митингов. До этого по аналогичной статье был осужден активист Ильдар Дадин, но Конституционный суд (КС) признал приговор противоречащим Основному закону, и вынесенный Дадину приговор был отменен. В январе КС потребовал пересмотреть и приговор, вынесенный Котову.

Суд напомнил о том, что под уголовную ответственность подпадает неоднократное нарушение порядка организации митингов, которое стало причиной причинения вреда здоровью, собственности и общественной безопасности либо создало угрозу причинения такого вреда. Тверской суд, вынесший приговор Котову, такую угрозу не доказал, однако Мосгорсуд с Конституционным судом не согласился и оставил Котова за решеткой, снизив ему срок лишения свободы с четырех лет до полутора.

По мнению Мосгорсуда, очевидно, что более 1500 участников несогласованной акции, «будучи объединенными деструктивной идеологией, были способны причинить существенный вред охраняемым законом правам и интересам как иных лиц, так и самих участников акции». Сам же Котов скандировал лозунги, «направленные по своему содержанию на подрыв авторитета и дезорганизацию государственной власти в России», а также провокационные призывы к свержению президента России, «к нарушению действующего законодательства, которые по своей сути были направлены на подрыв конституционного строя». Поэтому его поведение было признано деструктивным и заведомо противоправным, как и поведение участников незаконной акции.

Таким образом, по мнению Мосгорсуда, проводимое мероприятие не имело мирного характера вследствие нарушения порядка его проведения, создавало «реальную угрозу» причинения существенного вреда общественному порядку, общественной безопасности, правам и свободам граждан и «конституционно охраняемым ценностям». Поэтому привлечение Котова к уголовной ответственности «соответствует общеобязательному конституционно-правовому смыслу данной статьи, выявленному Конституционным судом».

Адвокат Котова заявила, что ей «крайне трудно» комментировать это решение, «не выходя за рамки приличий». «Не прошло и месяца, как нас ознакомили с этим выдающимся текстом, и стало понятно, почему его писали так долго. Такое сходу не напишешь. Тут особый полет юридической мысли нужен», — пишет Мария Эйсмонт в Facebook. Комментаторы поста отмечают, в частности, что понятие деликтного (неправомерного) поведения, упомянутое в приговоре, относится к области гражданского, а не уголовного права, а определения деструктивного поведения не существует вовсе.

Между тем доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова отмечает, что проблема заключается не в неправильном применении ст. 212.1 УК, а в самом существовании уголовной ответственности за неоднократные нарушения на митингах. По ее словам, эта статья создана для того, чтобы применять ее формально, оставляя на усмотрение суда лишь выбор меры наказания. «Реальную угрозу причинения существенного вреда конституционно охраняемым ценностям» или «утрату публичным мероприятием мирного характера» возможно обосновать чем угодно, а правозащитный потенциал постановления КС по делу Дадина сильно переоценен, так как сохранил спорную статью в силе. Это означает, что дело Котова по данной статье не будет последним.

Осенью прошлого года Тверской районный суд Москвы приговорил программиста и члена участковой избирательной комиссии Константина Котова к четырем годам колонии по статье о неоднократном нарушении на митингах. Свидетели обвинения — 13 полицейских — заявили, что подсудимый участвовал в несогласованной акции 10 августа, выкрикивал лозунги и давал интервью. Телеканал «Дождь» нашел запись задержания Котова и сообщил, что на видео видно, как Котов вышел из метро, ничего не скандируя, и уже через полминуты был задержан.

В уточненном обвинении содержалось пять эпизодов: участие в сходе в поддержку арестованного анархиста Азата Мифтахова (2 марта), участие в сходе «В защиту нового поколения» у здания ФСБ (13 мая), участие в акции в поддержку Ивана Голунова и против фальсификации уголовных дел (12 июня), призыв выйти на Трубную площадь 19 июля из-за недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму (15 июля), участие в прогулке после согласованного властями митинга за честные выборы (10 августа).

На четырех вышеуказанных мероприятиях активиста задерживали, а позже на него составляли протоколы о нарушении правил участия в акции. По этим обвинениям его сажали под административный арест или выписывали штрафы. Исключением стала акция на Трубной: хотя там Котова не задерживали, но позже, 24 июля, его арестовали из-за обвинений в призыве к участию в ней.

Статья 212.1, по которой судили Константина Котова, была введена в УК РФ в июле 2014 года и предусматривает уголовную ответственность за неоднократные нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Максимальное наказание по этой статье предусматривает до пяти лет лишения свободы. Первым осужденным по этой статье стал Ильдар Дадин. Басманный суд Москвы в декабре 2015 года приговорил его к трем годам лишения свободы, признав виновным по четырем эпизодам участия в несогласованных акциях протеста 6 и 23 августа, 13 сентября и 5 декабря 2014 года. В марте 2016 года приговор был смягчен до двух с половиной лет.

Ильдар Дадин оспаривал эту статью УК в Конституционном суде, который предложил изменить норму, а дело Дадина пересмотреть. 22 февраля Верховный суд отменил приговор, постановив освободить Дадина из колонии. После этого уголовного дела звучали предложения декриминализировать ст. 212.1, но никакой поддержки у законодателей и правительства они не нашли.

Источник

0

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 6 =


Яндекс.Метрика
Close